?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Под катом - персонажный отчет о последней сессии Хогвартских сезонов.




Пятница.
- Гермиона Джейн Грейнджер, волшебница, приговаривается к смертной казни. Уведите подсудимую.
Мисс Грейнджер берут под локти и выводят из освещенного факелами круга. Ее бордовая мантия резким пятном выделяется в чернильной, вязкой темноте.
- Следующая подсудимая – декан Хаффлпаффа, преподаватель травологии, исполняющая обязанности заместителя директора Хогвартса Велеслава Ржезач. Она приговаривается к…


Громкий стук в дверь бескомпромиссно вырвал меня из объятий сна, не позволив узнать, к чему же меня приговорили. Голова гудела, единственным желанием было снова уснуть и не вставать еще часов пять-шесть, но солнечные лучи давали понять, что уже довольно поздно. Стук повторился.

Профессор Меррит взломал нашу запертую на Колопортус Ультима дверь Бомбардой, и посредством Репаро тут же вернул ее в исходное состояние. Прошлогодняя история с дементорами, которые чуть не вытащили меня из кровати, научила не забывать про магическую защиту.

- Госпожа Ржезач, мисс. Простите бедного Саматхи за то, что он смеет беспокоить ваш сон. Пожалуйста, благородная госпожа, проведите на территорию Школы Маргариту Барри. Она ожидает у задней калитки.
Я поморщилась.
- Скажи своей госпоже, чтобы пришла к тайному ходу. Я в таком виде не желаю ходить через всю Школу туда-сюда.
***
Марго слабо улыбнулась мне и протянула руку, но было видно, что она страшно измучена, и скорее всего вообще не ложилась.
- Френсис Гернкастл мертв. Ночью безликие напали на аспирантское крыло и силой утащили его и Мелиссенту в ДОМП.

Новость прозвучала так…обыденно, что какое-то время я не осознавала, что мне только что сообщили. Френсис? Мне казалось, что я уже внутренне привыкла к регулярной гибели авроров, но это было не так. Невозможно привыкнуть к смерти друзей. Невозможно, немыслимо и неправильно. Сердце болезненно сжалось, и перед внутренним взором предстал Кингсли Шеклболт и Мартина, погибшие два года назад.

Я решила, что оплачу Френсиса потом. Сейчас – не время отдаваться слабости, ведь впереди столько важных дел…на границе сознания трепыхнулась мысль, что нельзя так на себя давить, но я заставила себя думать о служебных обязанностях. Нужно было заниматься подготовкой Бельтайна.
***
- Профессор, вас ищет Артур Хейвуд. Точнее, его призрак.
Я чуть не отрезала пол пальца вместе с атласной лентой, которой намеревалась украшать праздничную поляну. Обернулась. Да, так и есть: призрак моего погибшего аспиранта медленно плыл в мою сторону.
- Здравствуйте, профессор Ржезач. Рад видеть вас в добром здравии.
- Здравствуй, Артур. Я тоже рада видеть тебя, хотя и в несколько непривычном виде.

Я мучительно подбирала слова, с удивлением обнаружив, что добрая половина к ситуации не подходит. Даже невинный вопрос типа «как поживаешь» принимал зловещий, гротескный смысл. Мы отправились в Золотой сад, намеренно удалившись от шумной толпы студентов, готовящихся к Бельтайну.
- Артур, не смотря на странность ситуации, нам с тобой нужно придумать достойное испытание на ХИМЕРЫ. Иначе контракт не разорвать. Скажи, что бы ты больше всего хотел совершить? Из того, что не успел?
- Знаешь, я долго думал об этом. И пришел к странному выводу: мне кажется важным просто быть рядом с дорогими людьми. Помогать им, чем получится. И еще – мне так хотелось увидеть Хогвартс таким, как сейчас. Полным света и смеха, теплым и волшебным, а не лихорадочно готовящимся к войне.

Я посмотрела на поляну, простирающуюся перед Золотым садом. Стайка младшекурсниц упоенно завязывала бантики на деревьях. Чариса Эскор – одна из моих любимых студенток – пыталась запустить воздушного змея. Ее лицо было озарено солнцем, а в глазах искрилось неподдельное счастье. Подозреваю, что это был эффект от коллективного чтения заповедей, оставленных Школе Салазаром Слизерином, которые мы обнаружили поутру в поэтическом круге. Габриэль танцевала под какую-то простенькую ирландскую мелодию, улыбаясь своим мыслям. Повсюду царило веселье, которое стало для Школы непривычным в последние месяцы. Артур был прав.

Над замком принялась кружить большая белоснежная чайка. Она летала довольно долго, как будто являясь напоминанием о том, что нельзя терять надежду. На душе потеплело. Я была уверена, что это Патронус МакРейна.

Мы сидели молча довольно долго, слишком долго для того, чтобы итогом стали какие-то ценные идеи. Артур отправился беседовать со знакомыми, а я осталась сидеть, механически гладя мягкую шкуру тилевской шмелы, и параллельно думая, не скучает ли без нее Тирлич. Какое-то время спустя, ко мне подошла Кристина Фревин.
- Профессор, там в Хогсмиде про вас спрашивал какой-то незнакомый человек. Он был одет в черную мантию. У него еще шрам на глазу.
Мир пошатнулся.
- К-как его зовут, ты не помнишь?
- Ммм...кажется, его имя... Мариус Истру.
- Кристина, ты можешь его найти и привести к воротам? Пожалуйста, это очень важно.

Шмела, которую я чуть не удушила от волнения, недовольно вякнула и попыталась укусить меня за руку. Я ослабила хватку, и безмолвно застыла в воротах. На глаза наворачивались слезы. Мариус Истру...имя из моего прошлого, а теперь...и настоящего. Ученик ветви Ножа, увлекавшийся в свое время темными искусствами, а потом ставший мракоборцем и исчезнувший во время боевой операции много лет назад. Жених Аники Йенчи, до недавних пор считавшийся погибшим.
Мариус написал мне письмо некоторое время назад, но я не думала, что он приедет. Он относился к тем немногим людям, которым я готова была безоговорочно доверять.
Прошло около десяти минут, и он появился перед воротами. Я бросилась ему на встречу, но затормозила.
- Мариус, пожалуйста, сделай любую чару.
- Зачем?
- Вампиры.
Он все понял сразу.
- Инсендио, снег.
- Добро пожаловать в Хогвартс.

Я повисла у него на шее, наплевав на любопытные взгляды студентов и коллег. В горле стоял ком из невысказанных слов и невыплаканных слез. Меня трясло.
Мариус аккуратно обнял меня за плечи.
- Тут есть место, где можно спокойно поговорить? Чувствую, что нам надо многое обсудить.
- Есть.

Мы отправились в Золотой сад, старательно игнорируя окружающих. Мне хотелось говорить, говорить бесконечно, кричать о том, что меня мучает, пока не останется одна звенящая пустота. Мариус слушал внимательно, иногда задавая уточняющие вопросы. Спустя какое-то время, наш разговор был прерван Марком, вызвавшим меня для важного дела. Условившись продолжить беседу позже, мы разошлись до вечера.
***
Марк не стал тянуть кота за хвост.
- Велька, нам нужно позвать на помощь Лес. Очевидно, что кроме тебя это сделать никто не сможет.
- Призвать что? Но Марк, этого никто не делал уже несколько столетий. У меня не хватит знаний, не хватит сил, и вообще подобная мысль сродни мифу.
- Вот именно. Мифу. Тебе предстоит сложная работа, возможно, самая сложная за всю твою жизнь, потому что этот миф надо оживить.
В душе встрепенулась профессиональная гордость.
- Где Снейп и Кроу? Мне нужны сильнейшие специалисты по ритуалистике.
***
После обсуждения ритуала я была как выжатый лимон, но предполагаемый результат завораживал. О подобном я раньше не смела даже мечтать...
Эйфорические научные мысли прервались, когда я увидела большую группу во внутреннем дворе Хогвартса. Ну конечно. Поминки Терезы.
Я стала в конце круга, взяла бокал с вином. Все говорили о том, как хороша была Тереза, как много она значила для факультета, какой она была хорошей и верной...
Через какое-то время кубок дошел до меня.

- Я помню Терезу студенткой - старшекурсницей, аспиранткой директора, своей коллегой. Я помню, как она приносила клятву Аврора, и как волновалась перед вступлением в должность декана. И я невольно послужила причиной ее смерти... так вышло. Тереза, ты была настоящей волшебницей, и я тебя никогда не забуду. Прости меня.

Лучше бы уж молчала. В горле першило, на глазах опять скапливались предательские слезы. Музыкальная шкатулка Бледного дракона наполняла пространство невыносимым ощущением красоты и быстротечности бытия.
- Тереза была моим очень близким другом, и я уверена, что она не была бы счастлива, если бы знала, что по столько плачут...Джинни с красными от слез глазами и очень бледным лицом постаралась улыбнуться.
Я не сдержалась:
- Тереза заслуживает того, чтобы ее память почтили не только слезами, но и радостью. Поэтому давайте же все вместе, во имя того волшебства и света, который был в ней всю жизнь, и останется в нашей памяти, сотворим чары Патронуса, Люмоса Соляре или просто Люмоса. Кто что может.
Сосредоточиться было сложно. Я закрыла глаза, и вспомнила полет на драконе многолетней давности. Глубоко вздохнула:
- Экспекто Патронум!
Серебристая лошадь взмыла в небеса, напоминая пегаса, а за ней мчались другие волшебные звери, и десятки световых лучей разного цвета.
Стало легче.
***
Вечерний урок со старшим курсом обещал быть интересным. Студенты стояли на свеженачертанной спирали, готовясь призвать Дух Дерева. После принесения даров и определенной манифестации, от темного ствола отделилось существо в темно-зеленых одеждах. Дриада открыла глаза, оказавшиеся пронзительно-янтарного цвета, и заговорила.
- Люди? Дети? Зачем вы призвали меня? Что вам нужно?
Ее голос сочетал шелест листвы и шуршание ветвей в ветреный день.
- Мы хотим говорить с тобой.
- Говорите.
Пришлось начать:
- Я..я пришла просить Лес о помощи.
- О помощи? Это очень странно. Нам нет дела до человеческих трудностей.
- Я это знаю. Но знаю так же и то, что разрывы на ткани мира столь глубоки, что даже Лес не может их игнорировать.
- Это ваша вина и ваша работа.
- Ты права. Волшебники сами изувечили пространство, но нам не справиться самим.
Дриада задумалась, а потом медленно произнесла:
- Есть ли среди вас человек, который сможет говорить со мной на древнем языке Леса? У кого достанет мудрости на это?
Леонелла смело ответила дриаде:
- Да, о королева, среди нас есть мудрейшая женщина, которая привела нас сюда, чтобы говорить с тобой. Она сможет понять.
Королева положила руку мне на плечо, и в голове стали возникать образы, складывающиеся в слова:
- Лес не так просто разбудить. Если вы правда хотите этого, приходите ночью, и оживите нас своим внутренним огнем. Подарите деревьям красоту и силу, тогда мы, быть может, сможем вам помочь. А теперь ступайте.
Мы низко поклонились дриаде, а она кивнула на прощание, и подошла вплотную к стволу сосны. Мгновение - и она исчезла.
***
Бельтайн был в разгаре. Моя аспирантка Алиссанда успешно сдала ХИМЕРЫ, организовав праздник самостоятельно. Но не смотря на обилие танцев и глинтвейна, мне было пусто и отчаянно больно. В такое время всегда особо остро чувствуется одиночество.

Счастливые парочки держались за руки и без стеснения целовались у всех на глазах, а я стояла в тени и думала, что тот, о ком я грезила последние месяцы, не пришел. А если бы и пришел, это бы ничего не изменило.
В кустах кто-то зашевелился. Подойдя поближе, я увидела двух огромных оборотней.
- Ну вот, может мне откусят голову быстро и безболезненно, - пронеслось в мыслях. Хотелось выть на Луну.
Оборотни подошли ближе и сгребли меня в охапку. В них обоих было что-то неуловимо знакомое, поэтому страх отступил, уступив место благодарности: звери были теплыми и мягкими.
- Велеслава, вас ждут у ворот.
Один из оборотней, что был помоложе, лениво махнул лапой, и протянувший мне руку волшебник чуть не остался без кисти.
- Эй, полегче. Это мой друг, все хорошо.
В ответ оба оборотня лизнули меня в щеки. Тяжело вздохнув, я пошла к воротам. Звери, подумав, потрусили за мной в качестве охраны.

У ворот стояла Мариус, Аника и ее брат Андраш - еще один давний знакомец из Дурмстранга, великий мастер заклинательных песен. Я провела их в Школу и вернулась к кострам Бельтайна.
- Велеслава, с тобой все в порядке?
Тиль вышел из тени, взяв меня за локоть.
- Да, со мной все в порядке.
- Ты расстроена. Я чем-то тебя обидел?

Да, обидел. Тем, что не ответил ни да ни нет. Тем, что вообще ничего не ответил.
- Нет, ты ничем не обидел меня, Тиль. Я хочу, чтобы ты помнил: больше всего на свете я ценю свободу. То, что я люблю тебя, не значит, что ты обязан ответить мне взаимностью.
Во взгляде, который Тиль бросил на меня, отходя в сторону, читалось сомнение. Он не поверил мне. И правильно сделал.
На душе стало совсем погано. Ну почему, мне так не везет в любви? У меня есть все, о чем можно только мечтать, кроме любимого мужчины...

Я отправилась искать Мариуса. Нужно было с кем-то поговорить, хотя бы пять минут. Как выяснилось, он тоже меня искал.
- Велеслава, у меня есть к тебе просьба. Ты можешь достать "Каменное сердце"
- Могу, но зачем?
- Я потерял любимую. Она стала мне сестрой. Но это очень тяжело.
- Понимаю тебя,- всхлипнула я.
Мариус внимательно посмотрел на меня.
- Что случилось?
- Я тоже потеряла любимого, Мариус. Точнее, надежду на то, что он будет для меня таковым.
- Расскажи мне все.
- Не могу. Я должна работать. Столько дел, ты же понимаешь. Студенты...
- Велеслава, ты можешь не притворяться хотя бы передо мной? Пошли, отойдем в сторонку. Расскажи мне все. Ну же, давай.
Я уткнулась Мариусу в грудь, вцепилась в плечи и зарыдала. Мой друг спокойно ждал, пока схлынет первая волна истерики.
- Что с тобой?
- Мариус, я не могу так больше. Мой любимый мужчина равнодушен ко мне, мои друзья гибнут один за одним, а я не имею права даже на слезы. Я должна держать лицо, у меня студенты, перед которыми я не могу расслабиться, потому что они должны видеть сильных духом людей, способных бороться с трудностями и всегда верить в победу. А я обычный человек, мне очень страшно, мне больно, порой мне хочется кричать от безнадежности.
Голос опять сорвался на всхлип. Мариус крепче прижал меня к себе.
- Давай выпьем "Каменное сердце" на двоих. Тебе поможет.
Я уныло кивнула и пошла искать Кассиопею Альберео - одного из лучших молодых зельеваров Хогвартса.
К слову сказать, зелье я так и не выпила - нельзя было отправляться на ночной ритуал, избавившись от эмоций. Следующий утром Мариус сказал, что тоже не стал пить "Каменное сердце", потому как решил, что будет справляться с трудностями сам.
***
На границе Запретного Леса собралось больше 30 человек: студенты, преподаватели, гости Хогвартса. Я вышла вперед.
- О, Король дриад! Прошу тебя, ответь моему зову. Мы пришли снова и принесли дары, чтобы оживить Лес. Мы нуждаемся в твоей помощи.
Темная фигура в зеленых одеждах вышла из-за дерева и сделала несколько шагов в нашем направлении. Я опустилась на колено и склонила голову. Король заговорил очень тихо, но я слышала каждое слово.
- Приветствую вас, люди! Вы можете принести Лесу свои дары.
Не поднимаясь с колен, я положила на древний каменный алтарь волшебный цветок, чем-то похожий на ирис. В темноте он сиял подобно факелу.
- Я приношу этот цветок в дар лесу. Он горит так же ярко, как и мое сердце, которое полно любовью к этому миру.

Несколько секунд, показавшихся мне вечностью, ничего не происходило. Потом поднялся ветер, деревья зашумели, и в этом шуме мне послышались слова, смысла которых разобрать не удавалось.
- Лес принимает твой дар и тебя, вместе с ним. Ты можешь пройти, - сказал Король.
Я поднялась с колен и подошла прямо к нему. Король положил руку мне на голову, будто посвящая в рыцари, и торжественно кивнул. Я села на землю у его ног, и замерла, оцепенев.
Последовав моему примеру, люди стали спускаться к алтарю по одному, и приносить Лесу свои дары. Некоторые из них не были приняты, но большинство, так же как и я, преклоняли колени перед королем и уходили вглубь чащи. Помню, как Флер поклонилась королю, и произнесла слова некое стихотворение, оказавшееся частью древнего, неизвестного мне пророчества:

- Когда согреет камень алтаря
Лесной цветок взамен кровавой жертвы,
Не станет ни изгоя, ни царя,
Ни бездны меж свободой и бессмертьем.


Время тянулось очень медленно. Ночной холод пронизывал до костей, но я не смела пошевелиться, находясь под действием магии куда более древней, чем той, которая была мне известна. Сознание разделилось на две части: мне одновременно казалось, что я и дерево и человек.

- Больше никто не хочет принести Лесу дары? - трижды спросил король.
Ответом ему была тишина. Все, кто хотел и мог что-то отдать, уже сделали это. Дух дерева развернулся и скрылся в чаше Запретного Леса. Когда я пришла в себя, рядом не было никого из людей, кроме Анджелины Джонсон.

- Велька, похоже у нас получилось, - глухо сказала она, протянув мне руку.
Меня трясло, причем было понятно, что виной этому не только холод, но и жуткая усталость после взаимодействия с неведомым. Мы медленно побрели в сторону Хогвартса, а за нами шли ожившие деревья. Они двигались спокойно и торжественно, скрипели стволы, качались кроны, но было понятно, что такую силу почти невозможно остановить. Если бы меньше кружилась голова, я бы пришла в трепетный восторг от случившегося. Но сил еле хватало на то, чтобы переставлять ноги и не терять сознание.

Во внутреннем дворе Хогвартса собралась толпа. Волшебники с удивлением и некоторым недоверием смотрели на идущие деревья, откликнувшиеся на зов. Ко мне подошел встревоженный невыразимец и директор. Лицо Марка, удивительным образом, ничего не выражало.
- Велеслава, на ДОПМе стоит кровавый барьер, который не снять ничем, кроме человеческой жертвы. Деревья там не пройдут.
- Это значит, что ничего нельзя сделать...хотя, мы все равно сотворили великое чудо. И это важнее всего.
Мортимер опустился на колени перед волшебными деревьями и людьми, обнажив голову. Мы с Джонсон последовали его примеру. Перед глазами все плыло.

- Великие дриады. У меня нет слов, чтобы выразить, как я благодарен вам за то, что вы не отказали людям в помощи. Видеть вас, стоящих рядом с нами - истинное благо и огромная радость. Дорогие дети. Спасибо вам за то, что поверили нам и сделали то, что сделали. Но законы этого мира таковы, что даже магии Запретного Леса в Бельтайнскую ночь не хватит на то, чтобы снять с ДОМПа кровавый барьер. Для этого нужна человеческая жертва, а я не приношу человеческих жертв. И раз уж я живу на этой земле, законов которой не понимаю, я буду жрать ее. Больше мне нечего вам сказать.

После краткой речи, Марк взял горсть земли, и подтвердил слова действием. Мне в тот момент хотелось только одного: чтобы все поскорей прекратилось. Но тут из глубины толпы раздался крик:
- Послушайте! В Хогсмиде есть живые люди, не надо думать, что они равнодушны к чудесам. И они имеют право увидеть то, что свершилось в Бельтайнскую ночь. Давайте же все вместе просто пройдем по улицам деревни - быть может так мы сможем подарить им несколько минут волшебства.
- Я не буду препятствовать чужой свободной воле, - сказал Марк. - Открыть ворота!
Толпа волшебных деревьев вместе с людьми медленно и торжественно вышла из ворот. В голове пронеслась мысль, что небо начинает светлеть, а значит ночь на исходе. Сделав два шага в сторону ворот, я потеряла сознание.
***
Суббота
Утро ворвалось в мою жизнь громкими трелями будильника. Сдерживая желание разбить его об стену, я открыла глаза. Лучше бы я этого не делала. Солнечный свет оказался мучителен как Конъюнктивитус. Попытавшись пошевелиться, я поняла, что все тело болит. Память услужливо подсунула воспоминания о ночном ритуале и его последствиях. Стало очевидно, что я не рассчитала силы и пала жертвой собственного усердия.
- Так можно и сквибом стать, - пронеслось в голове. Посмотрела на часы: до начала занятия оставалось сорок минут.

В Золотом саду было тепло и уютно, но даже не смотря на его живительную силу, урок пришлось проводить сидя. Впрочем, сильной тяги к науке не испытывали не я, не студенты, поэтому занятие прошло в формате свободной болтовни. Из трех курсов, средний был мной наиболее любим.
***
Весь день я пыталась прийти в себя. Откровенно говоря, довольно уныло было чувствовать себя пустой оболочкой, способной разве что тупо сидеть на солнце и молоть языком на отвлеченные темы. Постепенно настигало чувство непреодолимой тоски из-за гибели Доменики, принесшей себя в жертву на кровавом барьере ДОМПа. Увидев ее призрак, я не нашлась, что сказать. Она, даже будучи мертвой, казалась такой живой, настоящей и полнокровной, что малейшая мысль о ее обезглавленном теле казалась кощунственным бредом. Я искренне любила мисс Салис и считала ее своим другом. Ее громкий голос, большие темные глаза, исключительная способность варить зелья и выстраивать ритуалы, стали неотъемлемой частью и моей жизни тоже. Без Доменики стало тускло.
***
К вечеру я пришла я кристально ясной мысли, что мне поможет макияж, и потратила драгоценное время на облагораживание себя любимой. Оказалось, что древняя женская мудрость неизменна, и путь левой руки работает. С уложенными волосами и накрашенными глазами жизнь стала восприниматься на пару тонов светлее.
***
Вместо заслуженного отдыха, а так же индивидуальных занятий по Патронусу, я потратила почти все время до темноты на решение организационных вопросов. Меня отвлекали ежеминутно, прося провести в Хогвартс людей, написать расписание экзаменов, обсудить проект по травологии или забрать финансовые средства на обеспечение школы. В какой-то момент, это стало невыносимым, но порочный круг административных обязанностей засосал меня очень прочно, потому что я понимала: то, что я делаю - действительно нужно и важно.
- А ведь так прошел весь семестр, - с ужасом подумала я, прерывая обучение Рози Сикерт и плетясь к воротам Хогвартса, чтобы встретить очередных гостей.

Перед воротами стоял мальчик лет пятнадцати.
- Мне страшно в Хогсмиде, там происходит что-то жуткое. Пожалуйста, приютите меня в Школе во имя милосердия.- Он создавал приятное впечатление, и меня это насторожило.
- Дитя, послушай меня. Школа - это не приют. Мы не можем разместить у себя весь Хогсмид. Если тебе страшно - уезжай отсюда. У тебя же есть родители? Ну вот и хорошо. Ступай.
Я успела отойти довольно далеко от ворот, как вдруг меня накрыло чувство противоестественности происходящего.
Я. Только. Что. Отказала. Ребенку. В. Убежище.
Велеслава, кем же ты стала? Или, правильнее будет спросить, чем?
Грудь сдавило от страха.
Кто я? Что надо было сделать, чтобы я потеряла одно из самых ценных и редких качеств - человечность.
Золотая чешская ведьма, волшебная Велеслава, человек-Патронус, как можно было так себя изуродовать?
***
Я обреченно села за стол в учительской. Пальцы сводило от холода, но я упрямо рисовала таблицу с расписанием на завтра.
От ворот раздался крик:
- Позовите Велеславу, нам надо пройти в Хогвартс.
- Да идите вы к черту, - подумала я, дрожа от отчаяния и усталости.- В школе еще три декана и директор, которые могут проводить кого угодно куда угодно.
Крик повторился.

Я резко встала. На глазах закипали слезы, грозящие уничтожить весь мой прекрасный макияж. По дороге к воротам, ставшей самым ненавистным путем в мире, мне встретился Сталкер. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что со мной что-то не так.
- Велеслава, что случилось?
- Я больше не могу. Не могу и не хочу так жить. Я теряю себя, Уилл. Превращаюсь в административную функцию, которая делает только то, что предписано должностными обязанностями. Но хуже всего то, что я стала мыслить, как механизм, оценивая разумность того или иного поступка, но совсем не чувствуя сердцем. Я только что отказала ребенку в приюте, потому увидела в нем потенциальную угрозу для школы. После смерти Терезы каждый человек, стоящий на пороге Хогвартса, кажется мне опасным убийцей...Ладно, в любом случае у меня сейчас нет выбора.
- Тебе надо отдохнуть.
- Нет времени. Я не могу подвести людей.
Уилл тревожно посмотрел на меня, обнял за плечи и ушел в обход школы.
Было совсем темно.

Я бесцельно шаталась по внутреннему двору, и увидела, что на крыльце Больничного крыла сидит тот самый мальчик. Немедленно подойдя к нему, я попросила прощения со всей искренностью и теплом, на которое была способна. Мальчик простил меня, конечно, но было очевидно, что проблема никуда не делась.
***
Меня накрыло ощущение непередаваемого ужаса: сработал симпатический амулет. Паника давила на грудь, сбивала с ног и мешала думать. Через несколько минут пришла боль, заставившая меня упасть на землю и кричать, не будучи способной сделать что бы то ни было.
К счастью, призрак Хейвуда знал о том, что если амулет снять - симпатика прервется. После этого эпизода, я убрала подвеску глубоко в сумку. Искушение знать, что происходит с Тилем, было очень велико, но я не имела права так подставлять себя и окружающих людей. Однако стало понятно, что в Хогсмиде что-то случилось.
***
Вой нежити был таким жутким и кровожадным, что первые несколько секунд мне казалось, что это кошмарный сон.
Ворота Хогвартса распахнулись и едва удержались на петлях, а через них в Хогвартс вошли семь сущностей. Пророчества магистра Андрея, который казался мне безумцем, все-таки воплотилось. Аватары темных лордов прошлого шагали по замку, и сдержать их было невозможно. Один повернул в мою сторону голову, увенчанную рогатым шлемом, и пошел ко входу в факультетский коридор. В свете фонаря я увидела, что помимо шлема, на нем надет Кровавый доспех.

Я пятилась, медленно отходя к гостиной, а Годфрид шел по моим следам. Он был чужеродный и противоестественный настолько, что с трудом верилось поверить в его реальность. Я зашла в гостиную, уже понимая, что даже магия Хельги не остановит это чудовище, и была готова умереть на пороге. Страшно в тот момент не было.

Дверь открылась, и Годфрид вошел внутрь. Я стояла, опираясь на собственную любимую метлу, убрав палочку, и в голове была одна мысль: "Ты пройдешь дальше только через мой труп". За спиной сгрудились двадцать подростков, которые должны были жить дальше во что бы то не стало. Годфрид водил рогатой башкой, как будто нюхая воздух и пытаясь уловить что-то неведомое. А потом он медленно развернулся и вышел вон.

Ноги перестали меня держать. Хорошо, что Сталкер был рядом.
Позднее стало известно, что аватары забирают темную магию, выкачивая ее из волшебников. Это объяснило, почему Годфрид ничего не сделал ни мне, ни моим студентам.
***
Аватары ушли, и Хогвартс впал в пьяное неистовство. После чрезмерного напряжения, людям и нелюдям необходимо было утвердить свою победу над смертью. Все были живы и относительно здоровы.
А я сидела на качелях и понимала, что так одиноко мне не было еще никогда.
Почти все мои друзья были недосягаемы или пьяны. Высокие стены замка давили на сознание так, как будто меня в них замуровали. По сути, до этого было недалеко: за пол года я покидала Хогвартс два или три раза, еще зимой.

Понимая, что сойду с ума, если не сделаю что-нибудь, я схватила верную метлу, позвала Йокуса и сбежала. Да, это был риск. Да, я могла погибнуть. Но риск погибнуть в бездействии был больше.

Хогсмид казался мертвым и совсем пустым. Быстро шагая по главной улице, я с тоской вспоминала, каким он был три года назад, когда я только прибыла в Британию, свалившись на крыльцо старинному другу Тимоти МакРейну…
В больнице Святого Мунго кто-то был. Я вежливо постучала в дверь, и услышала: «Войдите». Знакомый голос, такой теплый, такой родной…Чарли обнял меня, с удивлением разглядывая. Мы не виделись очень давно.
- Не спится? – Чарли запер дверь и сел напротив.
- Не могу больше сидеть в Хогвартсе. Надоело. Бунтую против системы!
- Осторожней бунтуй, хотя…сейчас довольно безопасно. Не думаю, что ночью произойдет что-то еще. Хочешь «Глотка надежды»? Только что сварил.
- Хочу, конечно.
- Я тоже с тобой выпью. Какое у тебя любимое число?
- Сегодня – ноль.
Чарли удивленно вскинул брови, но спорить на стал. «Глоток надежды» был хорош и гармоничен.
- Думаю, теперь удастся заснуть. – Я поднялась и благодарно пожала Чарли обе руки.
Обнявшись на прощание, мы расстались до завтра.
Йокус проводил меня до порога спальни, и ушел по своим делам. Этой ночью я впервые спала крепким здоровым сном без сновидений. Помню, как как-то стучался в дверь, прося провести в Хогвартс очередных гостей. Кажется, я высказала что-то нецензурное, перевернулась на другой бок и продолжила нежиться в объятиях Морфея.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
timothy_mcrain
May. 19th, 2011 08:03 pm (UTC)
Что самое главное во всём этом для меня лично - ты жива. Здорова. А раны любого толка залечиваются. Не сейчас, может быть. Останутся шрамы, правда, и это навсегда.
Вот теперь полюбуйся, драгоценная моя. Можешь поздравить состоявшегося таролога.
http://timothy-mcrain.livejournal.com/151906.html#cutid1
Теперь для меня хрустальные шары и серебряные тарелки с водой - ерунда.
Шли сов в Квебек и в Скалистые горы. Или не шли - сама прилетай.
var_r_r
May. 19th, 2011 08:16 pm (UTC)
Привет, Тим.
Оооооо! Какая круть в раскладе...

Спасибо тебе за все, что ты сделал. И за сладкий подарок - отдельное спасибо.

Я приеду.
timothy_mcrain
May. 19th, 2011 08:25 pm (UTC)
Ну да, подглядел в замочную скважину, любопытный такой. :)
И что ещё важно - делали подарок все, не только я. Хотя. Приятно мне, приятно, чёрт возьми!
Глупо говорить "прощай". Лучше "до свидания". Для волшебников не существует расстояний.
var_r_r
May. 19th, 2011 08:34 pm (UTC)
Это правда, поэтому - жди гостей).
Надо же повидать Новый свет, наконец-то!
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

Шаг в неизвестность
var_r_r
var_r_r

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com