var_r_r (var_r_r) wrote,
var_r_r
var_r_r

Кровь на лазоревых розах. Часть первая: о теле.

Я долго думала, стоит ли описывать свои новогодние приключения в московской больнице и как это лучше сделать: в качестве сборника юмористических баек, или с чувственным надрывом переосознавшегося самосознания.
Сейчас я сижу дома и не знаю, что конкретно происходит с моим организмом, потому что у меня ничего не болит, кроме разве что задней верхней части ноги, в которую колят много лекарств.

Если кто-то еще не в курсе: 1 января меня увезли на скорой. Перед этим я увлеченно обсудил с доктором алхимию и рунную магию. Светило солнце, небо было голубое, а новогодняя столица - просто восхитительна. Я упивался оригинальностью происходящего и не знал, плакать или смеяться.
Название больнички вызвало слезу умиления: «Утоли мои печали».
Меня обследовали и решили положить до утра.

Здание больницы вызвало у меня стойкие ассоциации с Отелем – Дьё: резко представились кровати, на которых лежат немытые старушки по четыре штуки. Как выяснилось в дальнейшем, я был не очень далек от истины. Кровати вынуждали спать дугой, а это мало способствует здоровому образу жизни. Я согревал себя воспоминаниями о полигонной жизни: об обмороженных ногах, о луже, в которой ты пытаешься не спать, прижав к бюсту гречку и горелку, об инее, выпадающем на голых руках и прочих аналогичных вещах. В больнице хотя бы не лилась вода с потолка. Правда, как ехидно заметила одна девушка: «Это потому, что дождя нету».

Что до старушек, то в моей палате как раз одна оказалась. Она представляла собой опасное сочетание, а именно: бурный словесный поток и глухоту. Бабушка вела себя мирно, но перед выпиской вдруг осознала, что опыт грядущим поколениям не передан. Я честно изображал крайнюю усталость и редкую сонливость, но старушка не отличалась чуткостью. Суть ее логики заключалась в следующем: надо родить не меньше трех детей, потому что сейчас продуктов много – дети выживут. Данная мотивация вызывала некоторое несогласие, но упрямой бабушке было все равно. Под конец пятого повторения тирады она решила закрепить все духовностью и попыталась научить нас молитве. Когда в конце молитвы я услышал что-то вроде: «Так прими же, Господи, мое тело и упокой, Господи, мою душу», то стал очень рьяно протестовать. Бабушка не вняла. Я прочитал ей Pater noster. Она пожелала мне счастья и уехала домой.
Но если бы мои мучения заключались только в несогласии с чужой логикой…
Я не думал, что у человека можно брать столько крови для анализов. Через пару дней вены выглядели зловеще, а прекрасный голубой шелковый халат в розочку был залит кровищей. На мой вопрос: «Вы ее пьете, доктор?», зав отделением бросил мрачный взгляд. В мрачном взгляде ясно читалось следующее: «Дура ты девка!»
Однако свои плюсы у лежания в больнице все таки есть: я прочитал половину третьего тома Мартина, переслушал массу хорошей музыки и существенно похудел.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments