January 11th, 2008

Шаг в неизвестность

У меня дома работает интернет!!!

Я не верю своим глазам.
Я читаю ЖЖ со своего компа.

(Проблема только в том, что мой модем не держит линию, и установщики оставили мне свой, но это уже мелочи жизни).

Как минимум до второй полвины понедельника я с вами))).
Шаг в неизвестность

Кровь на лазоревых розах. Часть первая: о теле.

Я долго думала, стоит ли описывать свои новогодние приключения в московской больнице и как это лучше сделать: в качестве сборника юмористических баек, или с чувственным надрывом переосознавшегося самосознания.
Сейчас я сижу дома и не знаю, что конкретно происходит с моим организмом, потому что у меня ничего не болит, кроме разве что задней верхней части ноги, в которую колят много лекарств.

Collapse )
Шаг в неизвестность

Кровь на лазоревых розах. Часть вторая: о духе.

Мой разум взорван. Я за этот праздник огреб таких люлей от мироздания, каких раньше огребать не доводилось. Более того, огреб я их за дело, и даже догадываюсь, за какое.
Нельзя строить высоких планов и думать, что по колено если не море, то как минимум железная дорога. Потому что некоторые жизненные коррективы не учитывают человеческих желаний.
Нельзя вести себя как последняя (ну или предпоследняя) сука, позиционируя себя прекрасной дамой.
А так же, надо обращаться к врачам заранее, а не когда становится больно.
Шаг в неизвестность

Кровь на лазоревых розах. Часть третья: о душе.

Я сижу на обломках собственных надежд и даже не пытаюсь их склеить. Пыль мечтаний тяжело висит в воздухе и улетит в сторону Европы только через месяц, да и то, если все будет благополучно.
Душа не изорвана в клочья, но сильно покорежена.

Дело не в том, что вместо задорных тусовок я оказалась на больничной койке, я не на столько мелочна. Дело в том, что я в десятый раз наступила на одни и те же грабли, потому что…потому что…потому что дура, которая до сих пор готова просто верить в определенные вещи, и не думать ни о чем.

Мне чертовски больно.
Очень плохо.
Брожу, как пони по кругу.
Летать хочется.
Не могу. Не знаю, как.
Я танцевал вальс под музыку из фильма «Мой ласковый и нежный зверь» на лестничной клетке. Сам с собой. И плакал, плакал, плакал.
Сам с собой. Как всегда, сам с собой.
В душе такая пустота, как будто оттуда вынули сердце.
Шаг в неизвестность

Кровь на лазоревых розах. Часть четвертая: благодарности.

Единственное, что действительно греет мою душу – это люди, которые меня не бросили, не смотря на массу своих дел. Мои прекрасные, восхитительные друзья. Это не отчет после РИ, это более существенная благодарность:
Косте за кружку, за теплые руки и за детальный сбор моих вещей по своей квартире (Кружка у меня, она навивает приятные воспоминания о начале нашей дружбы, помнишь?)))
Святой Роми за шелковый халат в розах, за ролы, за плеер и за редчайший героизм.
Азограду за то, что приехал в Москву в нужное время.
Джонни за кретинские анекдоты на медицинскую тему.
Бонни просто по факту.
Барсику, которому было не лень тащиться на Авиамоторную из Троицка.
Моим изумительным слегка бредовым сокурсникам и почти сокурсникам: Марго (за веяние эстетики), Диане (за то, что помнишь), Мэни (которому тоже было не лень притащиться в больницу из Троицка), Шарпу (который все организовал), Присцилле (за ананас и виноград вместо мандаринов), Айре (за очень красивый, полезный и удобный чехол для телефона) и Арнакше (которая почти до меня доехала). Я никого не забыла?
А так же моим брянским друзьям, которые были готовы приехать при необходимости, и конечно маме и папе.
И вообще всем кто мне звонил и поддерживал.