February 15th, 2012

Телега-хлеб-и-вино

Дорога в Монсальват

Сентябрь память плавит в горне:
гимн, города, и голоса.
И солнце затыкает горло
песочным медленным часам…

Их всех галактик Галахада
я жаждал той, где спит тоска,
и где Доверие к ограде
выводит дивные войска.

Но маг, что раскрывал объятья,
мне под лопатку нож воткнул.
А рыцарь, говоривший: «Братья…»
ушел в задуманный загул.

Брюнеты брали, что хотели –
в веках бренчит их баловство,
блондины бравые при деле
блистали в мареве костров,

седые – шили капюшоны,
чтобы не видеть этот мир.
О, Боже, много приглашенных,
Но мало избранных на пир.


Мне в детстве бреши и беруши
уравновешивали быт.
Как Августин я спиздил груши,
и не бывал за это бит.

Как Петр, я трижды отрекался,
и был Ключами наделен.
Я так хотел быть францисканцем,
но звался – Франсуа Вийон.

Я говорил о Галатее,
бухая в тамбуре с бомжом,
и – ad majiorem gloriam Dei –
был для него лишь витражом….

Меня отправили в Освенцим,
но оказалось – Монсальват:
там только от избытка сердца
уста поют и говорят.

…………………………………

Из всех ловушек Ланцелота
не избежал я той одной,
где Ревность линию полета
уводит к горизонту, но….

…Меня Сентябрь облачает
в крылатый солнечный доспех,
что исцеляет все печали
и запечатывает грех,

что позволяет прикоснуться
к чужой любви, не изломав
своей души – и это чувство
обрел, персты вложив, Фома!

………………………………………..

Актер учил меня жить в маске,
а лазить по карманам – вор,
философ-мистик – быть бесстрастным,
так почему я до сих пор

всегда прислушиваюсь к стуку,
и вскидываюсь на свист?
…И, как твоя ладонь, мне в руку
Ложится пятипалый лист. (с.)

Никогда бы не подумала, что эти стихи ars_vivendi_888 придутся так впору.
Надеюсь...надеюсь, что все будет хорошо.