var_r_r (var_r_r) wrote,
var_r_r
var_r_r

  • Music:

Сорбоннская свобода.

Чтож. Великая Французская Революция. Сорбонна.

Для начала хотелось бы сказать спасибо:

- прежде всего, Лоре. За потрясающее вдохновение, которое не покидало меня на протяжении всей подготовки.
- моему брату Жану. За то, что не позволил мне забыть, кто я на самом деле.
- дому де Ла Валетт. За покровительство и ананасы))). И за множество других куда более значимых и глубоких вещей, которые описывать не буду.
- студентам и преподавателям Сорбонны. За Сорбонну.
- Барону де Безенвалю и его солдатам. За кинжал и носилки.
- "Шоколаднице". За роскошный шоколад и потенциальную возлюбленную.

И всем - всем - всем. За Игру.

Мне понравилось:

- гулять по ночному Парижу под проливным дождем и играть с самим собой. А потом любоваться взошедшей луной.
- слушать лекции, особенно господина Лапласа, в потом решать его задания не потому, что надо, а потому, что хочется. Высчитывать, падет ли завтра Бастилия, исходя из Теории Вероятности - это здорово.
- рисовать всякие забавные глупости на Сорбоннских столах и читать то, что написали остальные. Особого внимания стоила чья-то фраза: "Убей в себе Робеспьера" и "ЛюдовЕГ - дурАГ".
- роскошная открытая лекция о положении женщины а Средневековье. Огромное спасибо лектору и слушателям.
- символы Игры. Маркиз де Ла Валетт назвал женщину в кринолине со шпагой, я еще добавлю солдата, на пальце у которого сидит бабочка потрясающей красоты и ест сахар.
- сочинять с друзьями бредовую поэму о Бастилии, маркизе де Саде, юном страже и любви на лоне природы.
- великолепные пончики в кафе.
- танцевать с бароном де Безенвалем что-то совершенно безумное.
- говорить комплименты всем чудесным дамам.
- разучивать Гаудеамус и громко - громко его орать.)))
- разбить хрустальный бокал о гильотину.

А теперь наимение приятная часть. Мне не понравилось:

- Играть во Францию XVIII века. Сложилось такое впечатление, что добрая половина Игроков приехала играть в славную эпоху рококо, но никак не в Революцию. Взять хотя бы моих коллег - студентов. За исключением моего друга Луи, они были даже не аполитичны. Они были абсолютно равнодушны ко всему происходящему, а это куда страшнее. Отчасти это моя вина, ибо я не прогрузила людей до нужного состояния. С другой стороны, как работать с людьми, которые присылают заявки за полторы недели до Игры, а потом во время строяка спрашивают, кто такой Робеспьер и в чем вообще суть Игры? Революция вовсе не обязательно должна была победить. Но она должна была хотя бы начаться. А с чего бы ей начинаться, когда голода нет, денег у всех столько, что тратить просто некуда, об инфляции лишь невнятные слухи. Все довольны и счастливы. Хотя не все, т.к. Бастилию брать пошли. Человек 15. Без оружия, но со страстью во взгляде.
- Брать Бастилию. Это вообще отдельная песня. К 3-ему дню люди таки решили, что время пришло. Пролтора десятка энтузиастов - камикадзе с флагами и криками двинулись на оплот несправедливости. Настроения достигли того, что Игроки готовы были разгрызть эти чертовы стены собственными зубами. А им сообщили: "Стоп - тайм". И толпа с эмоциями, хлещущими через край, стояла не жаре и при немереном количестве пожизневого трепа пыталась вести себя спокойно. Тут возникает 2 вопроса: Откуда на Игре такого уровня взялся тайм - стоп? И кто крикнул это первый? А в Бастилии тем временем творилась мистерия. Когда я услышала ее описание, то не знала, плакать мне, или нервно смеяться...
Но речь не о том. Нельзя так поступать с людьми. Нельзя чьим - то произволом давить такие мощные эмоции. И тут уже не важно, что мистерия полагалась по правилам. Мы же играли в революцию?
В итоге этого дивного происшествия несколько нервных срывов и эпилептический припадок. Мне тогда казалось, что мы не завоевываем рай, а погружаемся в ад.
И дико обидно было слышать чьи-то глупые слова, стоя с окровавленными, дрожащими руками после того, как мы таки раздолбали стену: "Франсуа (т.е. я) взял Бастилию, потому что ему стало скучно". Захотелось убить сказавшего это.
- Отсутствие блока санкюлотов. Как выяснилось позже, они не заехали.
- Наличие Святого Грааля. Без комментариев.
- Задорное и игривое отношение к гильотине. Это не орудие казни, но сцена, на которой крайне удобно фотографироваться, положив голову под нож и танцевать.

После Игры осталось ощущение подавленности, обманутости и незавершенности.
Но тем не менее, революция у меня в сознании произошла. Я очень многое переосмыслила и поняла. И Бастилию мы взяли, кто бы что не говорил.

Студент Сорбонны Франсуа де Леклер более известный, как Франсуа Амре.
[Error: Irreparable invalid markup ('<lj-cut/text>') in entry. Owner must fix manually. Raw contents below.]

Чтож. Великая Французская Революция. Сорбонна.
<lj-cut/>
Для начала хотелось бы сказать спасибо:

- прежде всего, Лоре. За потрясающее вдохновение, которое не покидало меня на протяжении всей подготовки.
- моему брату Жану. За то, что не позволил мне забыть, кто я на самом деле.
- дому де Ла Валетт. За покровительство и ананасы))). И за множество других куда более значимых и глубоких вещей, которые описывать не буду.
- студентам и преподавателям Сорбонны. За Сорбонну.
- Барону де Безенвалю и его солдатам. За кинжал и носилки.
- "Шоколаднице". За роскошный шоколад и потенциальную возлюбленную.

И всем - всем - всем. За Игру.

Мне понравилось:

- гулять по ночному Парижу под проливным дождем и играть с самим собой. А потом любоваться взошедшей луной.
- слушать лекции, особенно господина Лапласа, в потом решать его задания не потому, что надо, а потому, что хочется. Высчитывать, падет ли завтра Бастилия, исходя из Теории Вероятности - это здорово.
- рисовать всякие забавные глупости на Сорбоннских столах и читать то, что написали остальные. Особого внимания стоила чья-то фраза: "Убей в себе Робеспьера" и "ЛюдовЕГ - дурАГ".
- роскошная открытая лекция о положении женщины а Средневековье. Огромное спасибо лектору и слушателям.
- символы Игры. Маркиз де Ла Валетт назвал женщину в кринолине со шпагой, я еще добавлю солдата, на пальце у которого сидит бабочка потрясающей красоты и ест сахар.
- сочинять с друзьями бредовую поэму о Бастилии, маркизе де Саде, юном страже и любви на лоне природы.
- великолепные пончики в кафе.
- танцевать с бароном де Безенвалем что-то совершенно безумное.
- говорить комплименты всем чудесным дамам.
- разучивать Гаудеамус и громко - громко его орать.)))
- разбить хрустальный бокал о гильотину.

А теперь наимение приятная часть. Мне не понравилось:

- Играть во Францию XVIII века. Сложилось такое впечатление, что добрая половина Игроков приехала играть в славную эпоху рококо, но никак не в Революцию. Взять хотя бы моих коллег - студентов. За исключением моего друга Луи, они были даже не аполитичны. Они были абсолютно равнодушны ко всему происходящему, а это куда страшнее. Отчасти это моя вина, ибо я не прогрузила людей до нужного состояния. С другой стороны, как работать с людьми, которые присылают заявки за полторы недели до Игры, а потом во время строяка спрашивают, кто такой Робеспьер и в чем вообще суть Игры? Революция вовсе не обязательно должна была победить. Но она должна была хотя бы начаться. А с чего бы ей начинаться, когда голода нет, денег у всех столько, что тратить просто некуда, об инфляции лишь невнятные слухи. Все довольны и счастливы. Хотя не все, т.к. Бастилию брать пошли. Человек 15. Без оружия, но со страстью во взгляде.
- Брать Бастилию. Это вообще отдельная песня. К 3-ему дню люди таки решили, что время пришло. Пролтора десятка энтузиастов - камикадзе с флагами и криками двинулись на оплот несправедливости. Настроения достигли того, что Игроки готовы были разгрызть эти чертовы стены собственными зубами. А им сообщили: "Стоп - тайм". И толпа с эмоциями, хлещущими через край, стояла не жаре и при немереном количестве пожизневого трепа пыталась вести себя спокойно. Тут возникает 2 вопроса: Откуда на Игре такого уровня взялся тайм - стоп? И кто крикнул это первый? А в Бастилии тем временем творилась мистерия. Когда я услышала ее описание, то не знала, плакать мне, или нервно смеяться...
Но речь не о том. Нельзя так поступать с людьми. Нельзя чьим - то произволом давить такие мощные эмоции. И тут уже не важно, что мистерия полагалась по правилам. Мы же играли в революцию?
В итоге этого дивного происшествия несколько нервных срывов и эпилептический припадок. Мне тогда казалось, что мы не завоевываем рай, а погружаемся в ад.
И дико обидно было слышать чьи-то глупые слова, стоя с окровавленными, дрожащими руками после того, как мы таки раздолбали стену: "Франсуа (т.е. я) взял Бастилию, потому что ему стало скучно". Захотелось убить сказавшего это.
- Отсутствие блока санкюлотов. Как выяснилось позже, они не заехали.
- Наличие Святого Грааля. Без комментариев.
- Задорное и игривое отношение к гильотине. Это не орудие казни, но сцена, на которой крайне удобно фотографироваться, положив голову под нож и танцевать.

После Игры осталось ощущение подавленности, обманутости и незавершенности.
Но тем не менее, революция у меня в сознании произошла. Я очень многое переосмыслила и поняла. И Бастилию мы взяли, кто бы что не говорил.

Студент Сорбонны Франсуа де Леклер более известный, как Франсуа Амре.<lj-cut/text>
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments