?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пора!

Давно хочу написать о том, как жила последние пол года.
Со словами очень плохо, просто убийственно.

Боюсь начинать, потому что кажется, что не смогу замолчать никогда.
Одни и те же сцены пролетают перед глазами с такой ясностью, как будто это было вчера.

Но мне надо понять, что же я пережила...

Перед началом семестра было ясно, что будет тяжело. Не было ясно, как...
Я была готова драться, я знала, что будет много смертей и крови, и была уверена, что не сломаюсь.
Я ощущала небывалую мощь внутри себя - не ту, с помощью которой можно стереть горный массив с лица земли, а ту, которая дала мне понимание: что бы не случилось - я выстою и не стану менее живой. И помогу другим, на сколько смогу.

Удар пришел неожиданно и был невероятен.
Мой студент изнасиловал мою студентку. После решения отдать его под суд, мне оставалось только пить макрейновский виски и судорожно рыдать в объятиях Гомеса. Дом Хельги стал моим домом двенадцать лет назад, и за все это время наши студенты не делали подобных вещей. Что ж, это был полезный опыт, полный горечи и слоных решений. Я поступила правильно. Мои шатающиеся отношения с факультетом восстановлены.

Я проводила в Школе большую часть времени.
Учила. Училась. Работала. Редко и урывками - пыталась отдыхать.
Мои дети и мои друзья были огромной поддержкой. Без них меня нет.

Дни были полны травами, цветами, запахом земли и солнца.
Ночи пугали. Раньше я никогда не боялась бродить по Школе одна, теперь - боюсь, и причины на это есть. Ночь - не мое время. Когда садиться солнце - на грудь давят сомнения, перед внутренним взором сгущается меланхолия, хочется курить, летать на метле и пить красное.

Писала пьесы, кое как находила время для встреч с дорогими людьми, думла о том, не влюбиться ли в кого-нибудь.

Я узнала прекрасную легенду о слезах Хельги, и с помощью школьников вырастила Золотой сад. Мои студенты вместе с выпускниками вернули Чашу Хельги, из которой сад был полит принесенной аврорами Золотой водой. Травология - мое Дело и я делаю его хорошо.
Рейвенкло вырастил Книжное дерево, старшекурсникам удалось вызвать древесный дух, я с головой ушла в новые разработки - они меня радуют.

Вернулся мой друг Грей. Когда я услышала об этом - не поверила, когда увидела своими глазами знакомый силуэт в белоснежной мантии - расплакалась от счастья впервые за два года. Ана Йенчи вернулась тоже - я тоже рада ее видеть.
Весь тот бред про кровожадных Рыцарей Анкха, которые заживо похоронили младенца, не стоит выеденного яйца. Те, кто считает иначе - пусть устыдятся своей глупости.

Ближе к концу семестра стало ясно, что обычными некротварями дело не кончится.
Хогсмид подвергался опасности каждую ночь.
Погибла Ди. Глупая, добрая девочка, которая была слишком безрассудной и самонадеянной. Это еще один шрам на моем сердце. Прости, мы не смогли тебя уберечь. И Дайрин не смогла уберечь тоже.
Можно сколь угодно долго рассуждать о наивности и безрассудстве, но я отвечают за всех студентов Школы так или иначе. Могла бы я сделать так, чтобы они не погибли? Не знаю.

Мир стремительно мрачнел. Однажды вечером все вдруг поняли, что балаган с перемирием и договором закончен совсем.
Всю ночь мы стояли на постах. Я, Примус, дон Альварес (Друг мой, как жаль, что ты погиб. Хотя быть может, тебе пошло это на пользу?) и жуткий, безмолвный каменный голем. Дементоры, кружащие над стеной, казались менее страшными, чем это существо.
В коридоре появился Блэк. "Сириус, ты будешь драться за Школу?, - спросила я.
- Насмерть. Как и ты.
Кивнули друг другу и разошлись. Но с этого момента я почему-то в него поверила. Видимо потому, что мы были готовы умереть за одно. Умереть...Люс недавно высказала очень правильную мысль. У нас каждый готов умереть за другого. Но мало тех, кто готов убить. Жалеем свои души.

Эта ночь была самой страшной в моей жизни. Наверное, многие скажут про нее так же.
Когда с первого рубежа обороны Хогсмида стали приносить раненых, я боялась слушать. Боялась, что имена моих друзей окажутся в списках мертвецов, а значит - нежити, которая не заставит ждать долго. Сейчас воображение дорисовывает жуткие картины: заимперенные жители Хогсмида атакуют Хогвартс, упсы прикрываются ими как живым щитом...Кто-то из друзей в виде ходячего мертвеца перегрызает горло школьнице...нет. Это так невыносимо страшно, что кажется невероятным. Той ночью подобных мыслей не было, было понимание, что малейшая моральная слабость уничтожит всю волю и все силы.

Призрак прилетел из "Желтой лодки": "Там четыре тела. Скорее всего-трупы". Боковым зрением вижу слезы Келли. Сердце каменеет.
"Они не могут умереть!" Голос звучит сухо и гулко. Касаюсь плеча Келли, молча киваю и ухожу в темноту. Нельзя думать об их смерти сейчас. Нельзя. Я тогда не выдержу, меня перемелет в пыль как старый осенний лист.
По дороге решаю зайти в гостиную Рейвенкло. Там вижу самую страшную сцену в за все годы, проведенные в Британии. Полноватый мальчик сидит около входа и держит в руках мой стрекучий ус, пропитанный змеиным ядом. Он скорее всего не очень хорошо кастует и знает это, но в глазах - обреченная решимость умереть первым, на пороге. Закрыть своих, на сколько хватит сил. Это немыслимо. Дети не должны так смотреть. Ободряюще улыбаюсь, автоматически говорю пару легковесных глупостей, беру предложенную чашку чая, сажусь курить на крыльце. Боже, какая длинная ночь...

Бомбарда! Круцио! Треск дерева, крики, крики, крики. Звуки губной гармошки.
Начинает казаться, что мне все это снится. Не может быть, чтобы все это происходило наяву.
Гомес под империусом. Мои друзья...нет, они живы. Стараюсь думать о том, что все когда-нибудь закончиться хорошо. Пальцы примерзли к палочке, тело цепенеет от холода и страха.

Солнце встает медленно, будто не хочет освещать весь тот ад, в который превратился Хогсмид.
Вижу в коридоре оглушенных Люс и Гвен, они в крови, но живы. Глаза застилает пелена, от облегчения кружится голова. Люс приходит в себя, в глазах - непередаваемая боль и усталость. Спрашиваю у нее: "Что с Тимом?". Она качает головой, из уголков глаз текут слезы: "Не знаю. Не знаю, что с ним". "Все будет хорошо", - отвечаю я ей. Ненавижу эту фразу - она такая банальная, хрупкая как соломинка, за которую хватается утопающий. Но что еще сказать - не знаю.

В семь утра отправляюсь в свою спальню, не раздеваясь, падаю на кровать и мгновенно вырубаюсь. Просыпаюсь от хлопка двери, судорожно цепляюсь за палочку, думая, что пришли за мной. Нет, это всего лишь Перси и Алисия. Голова падает на подушку в надежде на спасительное забвение.

Кажется, что прошло всего несколько минут, но солнце уже довольно высоко. Это Феникс прилетел напомнить про прием ТРИТОН и СОВ. Пытаюсь встать, и не могу - подгибаются колени, руки дрожат от чрезмерного перенапряжения. Хочется только одного - опустить тяжелую голову на подушку и забыться. Но "смерть не является уважительной причиной для неявки на экзамен".

Вижу призрак Рэя. Сил нет даже на боль. Мозг не допускает мысль о том, что это правда. Рэй не мог умереть, он должен жить, такие люди заслуживают жизни...мысли обрываются, не успевая сформироваться.

Весь день проходит на грани между истерикой и необъяснимым весельем. Нервы шалят. Школа живет, и я живу вместе с ней. Пью красное вино, которое дети приносят стрекучему усу, радуюсь солнцу, со странным сожалением думаю о том, что семестр кончается.


И вот, все собрались в главном зале. Вручаем дипломы, а к горлу подкатывает комок. Эти ребята только недавно были на младшем курсе.
Алисанда, Аксель, Мэг, Ифор (я все равно тебя люблю и не откажусь от тебя).
Марго, Клем, Диана, Дейзи, Дафна.
Йокус, Элис, моя племянница Кэролайн,...Дайрин...Ди...
Артур, Ричард, (дивная последовательность имен), Ризия, кто-то еще.
Ребята, вы все стали для меня что-то значит.
Отдаем дипломы, а про себя думаю, куда же они теперь пойдут. Хогсмид в руинах. Отправить туда любого выпускника - это равносильно тому, чтобы отправить его на кладбище сразу.

Артур подходит ко мне, говорим про аспирантуру, еще про что-то. Он нужен мне в Школе, я боюсь за него, но я ему верю.

То, что упсы попробуют напасть на Школу, я предполагала. Но я не думала, что они смогут войти внутрь.
Я лежала на диване в гостиной Гриффиндора и тупо пила все, что приносили студенты. Лео - славный парень, заботился обо мне как будто был студентом моего факультета. Фревин мрачно цедил коньяк, постепенно пьянел и рассуждал на философские темы. У меня не было сил даже разговаривать.
Внезапно стали слышны крики, потом в дверь бешено заколотили. Тонкий ломаный женский голос стал требовать Фревина выйти, угрожал, говорил что-то про заложников. Мы не реагировали. И вдруг я поняла, что больше не боюсь, потому что эти люди проиграли войну. Теперь не важно, выживу ли я на ней, важно, что свет победил тьму. Впрочем, иначе и быть не могло. На этой мысли я потеряла сознание, предварительно спросив у Феникса, все ли в порядке с моими студентами.

Мне снился Золотой сад, такой как на рисунке Джейн Доу и вернувшиеся единороги. Этот рисунок она подарила мне в Хогсмиде еще до страшных ночей. Мы трижды скастовали на него Флоридус Максима и Люмос Соляре. Впервые за последние два месяца выглянуло солнце, и в его лучах я увидела Тиля. Снова живого Тиля. Я бросилась к нему на шею, хохоча и болтая глупости, попутно потеряв черную сережку со звездой. Видимо, ей было не место в моей жизни, потому что вторая сережка в виде солнца цела, и я ношу ее каждый день - это подарок моей милой Кристины. Я возвращалась в Школу под солнечными лучами, усыпанная блестками от волшебной краски и понимала, что счастье - вот оно, ни смотря ни на что. Издалека доносилась песня МЭБ: "Но это так, и нельзя иначе, это не может быть по другому..."

UPD: Я не сказала про Аврорат. Не сказала, потому что не хотела признаваться себе и вам в том, что и так давно известно. Вы мои друзья. Друзей очень больно терять, поэтому я и не была готова назвать вас таковыми. Простите меня за это.

Comments

gwendolyn_gobbs
Jun. 7th, 2010 10:07 pm (UTC)
В перерывах между кондитерскими уроками читаю тут Фрэзера, если кто не заметил. У него там про Каина, Каинову печать и про то, что земля, осквернённая кровью, отказывается родить для убийцы. То есть если я убью кого-то, то посаженные мною семена больше не прорастут в Британии, а возможно, и нигде в мире. А в самом тяжёлом случае - и чужой сад перестанет родить, если я там ступлю.

Вот тут я призадумалась посерьёзнее, чем насчёт всей этой бодяги про души.
kristie_freawin
Jun. 7th, 2010 10:18 pm (UTC)
Гвен.
Мне очень близко то, что написала ты. Ближе всего на свете просто.
Но как насчет этого:
"Вы не в беде. Когда человек воистину в беде - он смиренен. Он смиренно убивает, ибо не может иначе, во имя того, что ему дорого. Он смиренно убивает сам, чтобы товарищ остался чистым"

убивает сам, чтобы товарищ остался чистым

Сам, понимаешь. Вместо кого-то.
Если убийство и впрям убивает душу убийцы, но это - самая большая жертва, которую можно принести.

Хрень это все какая-то. Некрохрень:(
gwendolyn_gobbs
Jun. 7th, 2010 10:32 pm (UTC)
Re: Гвен.
уффф... это некрокаша из хороших мыслей, зверски убитых об пафОс.

Если человека загнали в угол, то он убивает - при чём тут смирение, ему не до смирения в этот момент; при чём тут чтобы товарищ остался чистым, человеку в этот момент не до таких размышлений. Он убивает чтобы товарищ остался живым. И не смиренно, а быстро. Если товарищ может быстрее, то убивает товарищ. Если оба начинают думать о смирении и о том, кому остаться чистым, то убивает упс. Это не значит, что всё кончилось плохо и неправильно - это значит, что оба товарища остались чисты.

Впрочем, я понимаю и принимаю каждую из процитированных мыслей в отдельности. И твою, про жертву, тоже.
timothy_mcrain
Jun. 7th, 2010 10:48 pm (UTC)
Всё элементарно просто и написано около двух тысяч лет назад:
Матф. 10-39. «Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее.».
gwendolyn_gobbs
Jun. 7th, 2010 11:00 pm (UTC)
Что возвращает к вопросу о чистоте, то есть "ради Него" или не "ради Него". Тут я выбываю из обсуждения, потому что не чувствую себя достаточно чистой, чтобы судить, что ради, что нет. С семенами задачка получается гораздо проще.
timothy_mcrain
Jun. 8th, 2010 05:24 am (UTC)
И отказываться от такого не стоит, и брать на себя полномочия сверх положенных не стоит.
Ок.
Совсем простая задачка.
Аслан загрыз Белую Колдунью (см. фильм). Он убил. Это плохо?
Ещё проще, см. книгу, см. фильм - ради Эдмунда Аслан пошёл на осознанное самоубийство. Как мы знаем, суицид де-факто является непростиловкой. Плохо поступил Аслан?
kristie_freawin
Jun. 8th, 2010 05:18 am (UTC)
О!
Спасибо.
timothy_mcrain
Jun. 8th, 2010 05:25 am (UTC)
Не за что.
var_r_r
Jun. 8th, 2010 07:13 am (UTC)
Это ты вовремя сказал.
shaggy
Jun. 8th, 2010 02:42 am (UTC)
Re: Гвен.
Как правильно там же заметил господин Декан: пока вы рассуждаете о том о сем, взвешиваете убить - не убить, предать - не предать, замараться или остаться чистым - вас еще не приперло.

Припрет - и каждый сделает то, чего он стоит.
var_r_r
Jun. 8th, 2010 07:07 am (UTC)
Re: Гвен.
Позволю себе добавить еще и то, что в таких ситуациях странно мыслить теоретическими категориями...подозреваю, что на деле все будет очень быстро.
hyyudu
Jun. 8th, 2010 07:35 pm (UTC)
Re: Гвен.
Как выясняется, на деле главное - не моральный настрой и не категории души и незапятнанности. На деле главное - не тупить!

Profile

Шаг в неизвестность
var_r_r
var_r_r

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com