?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В Англии произошло столько всего, что можно написать трагикомедию, или даже философский роман – смотря с какой стороны смотреть.

Тим удивился необычайно, увидев меня на пороге собственного дома. Он пригласил меня жить с ним, пока что-нибудь не подберу, а так же предложил работу зельеваром в клубе «Атенум» - просто так брать у него деньги я категорически отказалась. Его чудесный горячий шоколад залечил мои душевные раны, и уже ко Дню Святого Патрика я была похожа на саму себя. Я написала и поставила в Хогсмиде дурацкую пьесу, чем снискала себе славу и любовь соседей.

Хаффлпафф был очень добр ко мне той Весной. Школа праздновала День основателей, и мне случайно предложили временно стать Хельгой. Было страшно, но я рискнула, и риск оправдался сполна. В тот день мой факультет выиграл квиддич, турнир по чарам и турнир по стрельбе из лука. А я подружилась со студентами и некоторыми преподавателями.

Вопреки большинству знакомых, я не боялась каждой тени, носила палочку глубоко в сумке и не хваталась за нее каждый раз, когда собеседник начинал вертеть в руках свою. Страх поработил Британию, и сделал жизнь некоторых людей абсолютно беспросветной.

Той Весной я поняла, зачем приехала в эту холодную и враждебную страну. Дело было так: мой бывший одноклассник Жак Марсо – ныне рыцарь Ордена Зари шел мимо по улице, и вид его говорил о какой-то неимоверной тяжести, которая мешает ему ценить жизнь и радоваться ей. Я потрепала его по волосам, сказав что-то глупое в своей обычной манере: «Не переживай, все будет хорошо. Ты нужен миру, мир ведь так хорош!» Через месяц в письме он писал, что тогда я вернула ему желание жить. Вот так. Я должна быть в Магической Британии, чтобы люди не переставали хотеть жить, не разучились любить. Да, я не помогу всей стране, но одному, двум, пяти, а может и целому десятку – помогу обязательно.

Летом мне пришло письмо с приглашением занять пост преподавателя травологии и декана Хаффлпаффа. Было смешно и немного страшно. Казалось, что все это не всерьез, что это такая игра. Часто вспоминались слова Северуса, который сказал мне на старшем курсе, кокетливо накручивая черную прядь на палец: «Знаешь, я стану преподавателем этой Школы». Я ответила что-то вроде: «Упаси меня Бог от такого счастья. Нет, я никогда не буду преподавать здесь. Я отправлюсь путешествовать по миру, а академизм – не моя стезя». Вот так. Никогда не говори никогда. Всегда говори всегда.

Осенью мне пришлось сложно: преподавание отнимало много времени и сил, но дарило столько невероятного счастья, что на глаза наворачивались слезы.

Из дневника:
По-моему, до меня только сейчас начинает доходить, что же я преподаю...


А еще Жак сделал мне предложение. Сцена вышла – глупее некуда. Мы оба были под андрогинкой, он (она?) ковырялась носком танцевальной туфли в грязной луже и очень смущенно сказала: «Велеслав, ты выйдешь за меня, то есть, женишься на мне, то есть…». Я ответил: «Нет», и ушел в гостиную к факультету. Меня встретили букетом цветов и поздравлениями с помолвкой. Так по-идиотски я себя не чувствовала давно.

После семестра я уехала в Прагу проведать мать, и дома вдруг поняла, что хочу быть с Жаком. Он – смешной, веселый, верный, смелый человек. Мы с ним одной крови, мы будем счастливы хотя бы потому, что нам так весело вместе.

В декабре сыграли свадьбу. Первая брачная ночь…была.) Но через некоторое время мне стало казаться, что наши отношения не истинны.

Из дневника:

Зато я теперь точно знаю, за кого готова умереть не раздумывая.
За любого из студентов дома Хельги, для которых являюсь деканом.


Не оглядываясь назад, без бравады и пафоса, без жалости к себе. Теперь это не просто логически понятно, теперь это истинно.

Когда к этому приходишь, жить становится легче.

Остается вопрос - а как на счет мужа...


Из дневника:
Сегодня мне приснилось, что мое обручальное кольцо неким противоестественным образом раскололось на две половины, причем не поперек, а вдоль. И соединяться отказалось.
К чему бы?


Мы развелись перед началом весеннего семестра. Как будто это была такая шутка. Я относилась к разводу без особого трагизма, хотя больно было терять человека, которого успела полюбить, пусть и не очень сильно.

Из дневника:
Видимо суть такова, что подобные мне не заключают браков с людьми.
Нельзя.
Это против природы.

Мой союз заключен с идеей. Ее можно любить, и ей нужно хранить верность.
Вместо мужа у меня есть факультет. Не так важно, сколько там студентов. Важно то, что полумер не существует, а если их пытаться ввести - получается плохо, криво и убого.

Я могу спать с кем угодно, любить - не имею права. А если и пытаюсь - все рассыпается в руках, как будто и не существовало раньше.

Непонятно только, почему надо так дорого платить за любовь, если это дар.
И если я права, почему до сих пор не хватает сил снять обручальное кольцо.


Весна далась мне большой кровью. Мир расползался на части. Было такое чувство, что он трескается, а в трещины уходит волшебство. Студенты не верили, что все будет хорошо. Я старалась сделать все, чтобы стянуть куски мира на себя, заштопать собственной силой. Мне удалось: я была не одна. Но так тяжело мне не было еще никогда.

Марсо стал…очень странным.

Из дневника:
Мой бывший муж рыл могилы.
Потом был Аврором.
А теперь опять хоронит людей.


Это Весной человек, некогда бывший моим другом – воскрес из мертвых. Разбередил мне душу, а потом убил другого человека, бывшего мне другом сейчас. Септимус Треверс – милый парень, с которым мы танцевали рок-н-ролл, который водил меня гулять, укутав собственной мантией, который…стал убийцей, страшнее которого были не многие. Увидев его, я потеряла сознание. Септимус был мил со мной, а я пыталась понять, стал бы он таким, если бы я не отвергла его школьные ухаживания. Было время даже, когда я винила себя в его смерти.


Из дневника:

- Если кто-то и может спасти его душу - то это только ты.
- А у него осталась душа?
- Осталась, иначе быть не может.
- Да, я сама знаю. Только порой невероятно тяжело в это верить. И я не знаю, как ее спасти...


Он убил Кингсли Шеклболта – моего близкого друга. Главу Аврората, магистра Ордена Зари. А ведь Септимус так и не закончил Школу, и придя ко мне в конце семестра сказал примерно следующее: «Я хочу получить диплом Хогвартса, и мне придется сдавать Вам травологию». Я ответила, что у меня есть задание: собрать букет цветов на могилу моему другу Кингсли. Он дернулся как от пощечины.

Кингсли, Мартина и Невилл были не единственными жертвами той Весной. Я плакала на похоронах так, что не видела ничего кроме туманной пелены. И упала бы, если бы не студенты, которые подхватили меня на руки и почти что отнесли в Школу.

Из дневника:
Уже которую ночь не сплю до рассвета. В самые темные, мрачные и холодные часы начинает казаться, что солнце никогда не взойдет, и от этого очень страшно.
Но вдруг воздух становится свежее, а над горизонтом появляется светлая полоса. И тогда мысли сами складываются в молитву.

...Я клянусь сражаться с тьмой и не терпеть зла.
Клянусь быть верным, и не предавать доверия людей...
Я сражаюсь во имя рассвета...

В эти минуты глаза наполняются слезами, и начинает казаться, что руки об руку со мной стоят друзья, которые ушли за порог жизни.

Вот Кинглси, его фиолетовая мантия развивается от ветра, а в руках венок из цветов сакуры вместо меча. Рядом с ним - Мартина: красивая, безмятежная, с посветлевшим лицом. И Невилл. Глаза его спокойны, в них нет ненависти, он больше не безумен.

Я помню. Я не забуду. Клянусь.

Из дневника:

Труднее всего на этой войне противостоять самой себе...

После этой Весны мне был нужен отдых и покой. Я уехала в Карпаты и жила там почти пол года, взяв отпуск в Школе. Жила, пока не поняла, что мое место там, где мое сердце. А сердце мое принадлежит факультету. Как только я это осознала – примчалась в Школу со скоростью ветра. И там встретила не только новых людей, но и гибель моего бывшего мужа. Это было…больно.

Из дневника:

В Британии близких мне друзей не осталось.
Но есть студенты, которых я люблю.


Из дневника:
Хочу, чтобы все было как год назад, или чуть больше.
МакРейн только что женился и счастливо путешествовал с Люсиндой. Где они оба теперь? Писем нет...гробовая тишина...
Примус был в Британии. Теперь...в Испании? Где-то еще?
Доктор Хайд был жив. Теперь мертв.
Грей был жив. Теперь мертв.
Шон Дерри был жив. Теперь мертв.
Ана Йенчи была жива. Теперь мертва.
Шеклболт был жив. Теперь мертв.
Мартина...
Невилл...
Алекс...
Бланш...
Марсо был жив. Теперь...господи, ну почему? За что? Что я сделала не так?


Я опять еду в Школу с надеждой в сердце и громадьем планов в голове. Тим с женой возвращается в Хогсмид, а это значит, что все будет почти как два года назад, когда я впервые приземлилась на порог его кофейни в центре деревушки. Все будет так и…не так. Слишком много всего произошло. Но…

Из дневника:
Вопреки здравому смыслу, общественному мнению, сложившимся ситуациям, чужим советам и собственной памяти, я буду верить.

Comments

Profile

Шаг в неизвестность
var_r_r
var_r_r

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com