var_r_r (var_r_r) wrote,
var_r_r
var_r_r

Categories:

Сны о революции

На прошлых выходных - играла в ролевую игру "Белый снег" про Корниловский мятеж. Ездила в уже проверенной роли c "1924" и "Смольного" - Машей Ветлугиной.

Благодарности и некоторые впечатления - написала в сообществе игры.

Вот несколько игровых зарисовок:

***
Маша приехала в Петроград и обнаружила родительский дом пустым и брошенным. Соседи рассказали, что папа успел отправить маму в Европу, и остался ждать дочь, но был в срочном порядке призван на флот. Рассчитывал вернуться через пару дней, однако...

Маше было некуда пойти. Дом Лазаревых тоже стоял тихим и заброшенным. Оставался последний приют - Смольный.

Маша преподавала танцы и следила за порядком. Она казалось самой себе удивительно похожей на мадемуазель Ларину.

***
Лиза Ланская в солдатской форме оказалась такой же трепетной и благородной - как и на последней встрече в Институте. Держа Лизу в объятиях, Маша вспоминала, как сжимала тонкие пальцы Лизы, когда Маман читала вслух манифест отречения от престола Государя Императора.

***
Маша любила Андрея Вишневского. Она была уверена, что их чувства перенесут все тяготы войны и станут только крепче. Увидев своего жениха в госпитале, залитого кровью и неспособного двигаться, Маша ощутила, что прочная картина ее мира дала трещину.

- Если он останется калекой, это что-то изменит? - спросила Машу перед сном лучшая подруга Ольга.
Маше хотелось ответить "Нет".

Она рисовала себя или счастливой женой офицера: балы, лакеи, шампанское, или безутешной невестой, которая стала вдовой еще до замужества: потоки слез, черное кружево, томное "ах, я не могу без него жить". Стать женой инвалида в 18 лет?

Хотелось поговорить со священником.

***
Иван и Яков раньше были блистательными молодыми кавалерами. Впервые после выпускного бала, Маша увидела их обоих в Николаевским госпитале, когда, пытаясь пересилить себя, сидела у кровати Андрея.

Они огрубели, обзавелись солдатскими манерами и жестким выражением в глазах. Маша поняла, что слегка боится их, тех, кто 17 лет был для нее вместо родных братьев.

Отлегло от сердца, когда Иван принялся своим мягким, плавным голосом читать стихи, а Яков (правда уже на следующий день) - разыграл дурной характер на уроке этикета так ловко, будто участвовал в домашнем театре на даче под Сестрорецком.

Маша очень боялась, что кого-то из братьев искалечат или убьют. Когда Ване зашивали руку, она обнимала его бушлат и утирала слезы рукавом, имея вид настолько жалкий, что суровые генералы не прогнали ее из госпиталя.

***
Андрей поправился и так ловко критиковал большевистский строй, что сердце Маши снова обратилось к нему, терзаемое чувством вины из-за пережитых сомнений.
Когда Андрея снова призвали на фронт - Маша сделала очередной безупречный книксен, а потом выплеснула всю боль разлуки и страх потери на голову трактирной девице Акулине, вздумавшей ныть из-за скуки по мужу.

***
- Яблочки! Прянички медовые! - раздалось из-за двери. Маша чуть не разбила чашку, которую держала в руках. Сон прорвался в реальность и восторжествовал.

***
Мадемуазель Валентина писала письмо. Маша смотрела в окно и говорила, что весь мир - это калейдоскоп из людей, которые подобны осколкам. Мы стягиваем их, пытаемся склеить в знакомые конструкции, и нам кажется, что мы достигаем цельности. Но на самом деле, мы заполняем пустоты иллюзиями. Один миг - и человек мертв. Вместо цветного осколка - черная пустота.

В дортуар вошла баронесса Рейнфарт.
- У меня больше нет сына, - сообщила она. Спускайтесь в салон, медамс, нам пора обсудить новую программу образования.

***
Маша достала из прически жемчужные шпильки и отдала их на медикаменты. Поискала в сумочке деньги - осталось 30 копеек. На одно письмо.

- Прошу Вас, возьмите у меня деньги, их у меня достаточно. - Магдалена протянула Маше 20 рублей. - Вы теперь перестали быть строками на бумаге, не могу же я позволить Вам бедствовать.
Это был жест из любви к любви.

***
Смольный готовился к эвакуации. Китти и Бетси упаковывали трогательные девичьи сувениры: кружевные платочки, фарфоровые чашки, хрестоматию, письма...Маша стояла в углу подобно статуе и прижимала к груди оставленную на память Валентиной икону Серафима Саровского.

- Ты остаешься? - ворвалась в дортуар Ольга.
Маша кивнула.

- Мы будем вам писать! Не забывайте нас! - верещали девочки.
Взмахи рук, вымученные улыбки, быстрые поцелуи. Хлопок двери.

Маша и Оля посмотрели на пустой дортуар. Затем - друг на друга. И бурно разрыдались, впервые за последние месяцы.

Смольный пал.

***
Маша сидела у ног Андрей в Николаевском госпитале. Андрей истекал кровью и рассказывал анекдоты. Машу трясло от ужаса, поэтому она набросила на плечи офицерскую шинель. На госпиталь могли в любой момент напасть, поэтому в руке она держала револьвер. Она никогда не стреляла в людей, но была уверена : ради Андрея - сможет.

Когда Андрея унесли на операционный стол, Маша упала на колени.
Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою: благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.
Tags: белогвардейка, игровое, обвм, отчет
Subscribe

  • (no subject)

    Меня повергает в глубокое недоумение ментальный перекос, который существует в народном сознании и частенько культивируется толчками. Его финальное…

  • (no subject)

    Трдельник лучше роллтона.

  • Движение за права экстравертов

    Последнее время, если верить блогосфере, несчастных интровертов угнетают и притесняют коварные, безудержные экстраверты, которые хотят подчинять,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments